Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

me 2018

Дженни Джером или мадам Черчилль

Леди Рэндольф Черчилль, мать Уинстона Черчилля, была одной из первых красавиц Европы. Хотя родилась в Новом Свете.
О ее лихой биографии можно почитать тут, а я просто приведу пару портретов. По-моему, потрясающие.






В общем-то, было с кого брать пример, Уинстон также женился потом на красавице.
Цирк

О Вере Ивановне Прохоровой

Оригинал взят у il_ducess в О Вере Ивановне Прохоровой
Вчера 20 января умерла Вера Ивановна Прохорова - наследница владельцев Трехгорки.

Недавно вышла книга ее воспоминаний

я как раз ее читаю... это просто живая история
Ей было почти 95 лет...
Collapse )

me 2018

Хорошее. Правила жизни Умберто Эко

Умберто Эко

Писатель, 80 лет, Урбино, Италия
Eko

Я родился в Алессандрии — том самом городишке, что известен шляпами-борсалино.

Не стоит полагать, что Италия — это страна интеллектуалов. Тот факт, что Рафаэль и Микеланджело родом отсюда, на самом деле не значит ничего.

Каждый европеец, выходя на улицу, видит средневековые церкви, поэтому его не интересует Средневековье. Другое дело — Индианаполис. Самые интересные письма я получают из таких мест.

Меня за уши не оттащишь от Средневековья — примерно так же, как иных людей за уши не оттащишь от кокосов.

Думаю, если бы я родился в Средние века, я был бы уже мертв.

Мой отец был бухгалтером, а его отец — типографом. Мой отец был самым старшим из тринадцати детей, а я был его первым сыном. Моим первым ребенком также был сын, и аналогичным образом сын был первым ребенком моего сына. К чему я это? Если вдруг выяснится, что семья Эко происходит от византийских императоров, мой внук будет считаться дофином (наследник королевского престола. — Esquire).

Мой отец в юности был большим любителем книг. Но у его родителей было 13 детей, семья едва сводила концы с концами, и покупку книг мой отец позволить себе не мог. Тогда он стал читать в уличных киосках. Подходил, брал с прилавка книгу и начинал читать до тех пор, пока хозяин не гнал его прочь. Тогда он переходил к следующему киоску, открывал книгу на той странице, где остановился, и продолжал читать. Я очень дорожу этим воспоминанием — его упорной погоней за книгами.

Когда мой дед вышел на пенсию, он занялся переплетением книг на заказ. Старинные, прекрасно иллюстрированные издания Готье и Дюма лежали у него дома повсюду. Это были первые книги, которые я увидел. Когда он умер, в 1938-м, многие владельцы книг не стали забирать свои заказы, и книги просто сложили в огромный ящик, который вскоре оказался в родительском подвале. Время от времени меня посылали туда — за углем или за вином, — а я только и ждал этого.
Collapse )