?

Log in

No account? Create an account
Стрекот кузнечика
~ кино, пайетки и любовь ~
Д’Артаньян, он же Джигарханян – в телеспектакле «Двадцать лет спустя» 
14-апр-2013 10:31 am
Me August
Армен Джигарханян в роли Д Артаньяна - страница из журнала

Все мы давно привыкли к образу д’Артаньяна в исполнении Михаила Боярского. Но мало кто уже помнит, что за семь лет до киномюзикла режиссёра Юнгвальда-Хилькевича на советском телевидении режиссёром Ю. Сергеевым был поставлен спектакль «Двадцать лет спустя», где знаменитого гасконца играл Армен Джигарханян! Остальные главные роли были распределены так: Атос – Олег Стриженов, Арамис – Вениамин Смехов (да, тот самый, который потом «дослужился» до Атоса), Портос – Роман Филиппов, виконт де Бражелон – Игорь Старыгин (который в следующей кино-реинкарнации стал Арамисом), кардинал Мазарини – Владимир Зельдин, королева Анна – Татьяна Доронина, герцогиня де Шеврез – Руфина Нифонтова.


Телеспектакль был снят на видеомагнитофонную плёнку и, увы, с большой вероятностью, давно стёрт сотрудниками Центрального телевидения ради экономии этой самой плёнки (конечно, хотелось бы ошибиться) – это была «обычная» практика того времени. Но благодаря старой подшивке журнала «Телевидение и радиовещание» за 1971 год (тут я должен сказать спасибо Свердовской областной научной библиотеке имени Белинского) мы можем составить некоторое представление об этом телеспектакле. Рецензии в то время на телеспектакли (и вообще на наше кино) писали подробно, обстоятельно (не то, что пишут сейчас). Текст рецензии привожу с большими сокращениями, но кто желает прочесть её целиком, может посмотреть сканы.

.

Эти постом я открываю новую рубрику в своём Живом Журнале – время от времени я предполагаю выкладывать материалы (в том числе в виде сканов, фотокопий) из советских изданий о кино и телевидении.

------------------------

Джигарханян в роли д Артаньяна в телеспектакле

Двадцать лет спустя

Журнал «Телевидение и радиовещание», 1971 г., № 5

К столетию со дня смерти известного французского писателя А. Дюма литературно-драматическая редакция Центрального телевидения подготовила экранизацию второй части его знаменитой трилогии.

Трёхсерийный спектакль записан на видеомагнитофонную плёнку. Режиссёр-постановщик Ю. Сергеев, художник-постановщик Л. Мурашко, ассистент режиссёра И. Крупенина, ведущий оператор В. Полухин.

-------------------------

Встреча с мушкетёрами

Журнал «Телевидение и радиовещание», 1971 г., № 10

Автор рецензии: В. Рождественский

(фрагменты)

…Вместо запланированных по сценарию двух серий, спектакль без ввода дополнительных сцен растянулся в три. Вся первая серия стала своеобразной экспозицией. Час пятнадцать минут нас, что называется, вводили в курс событий: кто есть кто, кто кем стал и кто как к кому относится. Потеря правильного ритма отяжелила постановку.

Уже начало спектакля должно было ввести нас в гущу событий, напряжённую атмосферу предстоящих столкновений. Поступили сообщения о вылазках фрондистах, на улицах Парижа беспорядки, королевская власть, а с ней и могущество Мазарини пошатнулось, но в первых сценах – и в кабинете кардинала, и во дворце (где мы надеялись увидеть Мазарини в смятении или же в действии, предпринимающего все меры для предотвращения кризиса) – неожиданно встречаем покой, безмятежность и скуку. Даже переодевание Мазарини в мушкетёрский мундир для личной проверки постов обставляется словно ежедневный торжественный визит важного сановника. Режиссёр залюбовался бытовыми подробностями, словно желая подчеркнуть исторический характер постановки, и эта театральная игра в историю заслонила истинную сущность событий – главная причина конфликта отошла на задний план. Она ещё больше теряется в последующих сценах. (…)

…Остаётся даже непонятной острота сцены привлечения д’Артаньяна на службу Мазарини. Она протекает на экране, как сама собой разумеющаяся, хотя именно все предыдущие сцены должны были нас подвести к этому единственному (для Мазарини) выходу. (…)

Весь спектакль записан на видеомагнитофонную плёнку, отдельные куски-эпизоды требуют (пока что по техническим причинам) перерыва в три-пять минут для подготовки следующего куска. В этих перерывах нам даётся серия гравюр – заставок в цвете. Надо отметить цветовое решение спектакля (художник-постановщик Л. Мурашко). Удачно найденные пастельные или ярко контрастные тона живо дают почувствовать бытовой колорит эпизодов и во многом помогают воссозданию живописного облика эпохи. Заставки-гравюры идут в сопровождении музыки. Композитор И. Якушенко нашёл мелодию, словно созвучную времени происходящих событий и где-то верно отражающую эмоциональный настрой романа А. Дюма. Но и здесь необходимо точное чувство меры. Стоящая долго, на протяжении всего перерыва, одна заставка тоже разрушает стремительность событий, если это, конечно, не вызывается необходимостью большой психологической паузы, чтобы зритель мог пережить происшедшее. После сообщения о бегстве герцога де Бофора, когда д’Артаньян и Портос бросаются в погоню, нам показывают под стремительную музыку гравюры с изображением погони. Каждую гравюру мы успеваем рассмотреть вдоль и поперёк, успеваем восхититься мастерством, с каким она выполнена. Но в результате столь долгого ожидания к сцене ночного боя приходим уже с остывшим интересом. (…)

…Но вот, наконец, зазвенели шпаги! (…) Показ боя преимущественно на общих планах, как блестяще он ни был бы поставлен, оставляет нас равнодушными. Что-то важное промелькнёт так, что не успеваешь заметить, а неточное где-то парирование мгновенно бросается в глаза, выявляется вся невсамделишность происходящего. (…)

Режиссёр вроде испугался, что зритель не сможет домыслить, дофантазировать, если ему не будет показано всё досконально – от начала до конца, не будет разъяснено всё до мельчайших подробностей. Необходимость проставлять все точки над «i» оставляет ощущение какой-то тяжеловесности и приземлённости спектакля. (…) Хочется видеть «чувства крупным планом», а не только воспроизведение фабульной канвы. (…)

…Нам было довольно трудно принять д’Артаньяна в исполнении заслуженного артиста Армянской ССР А. Джигарханяна.

Дело здесь не только в несоответствии внешнего облика, хотя для такого образа и это имеет одно из первостепенных значений. Во внешнем облике д’Артаньяна скорее видишь народного артиста РСФСР О. Стриженова, не потому что, согласно штампу зрительского восприятия, романтический герой должен соответствовать стандарту стройного красавца с лёгкой походкой, а скорее потому, что А. Джигарханяну помешали здесь сугубо личные свойства внешности: свойственная ему манера говорить, держаться, двигаться, наклонять голову вперёд, что составляет яркую черту индивидуальности актёра и делает его таким запоминающимся во многих интересных ролях, но совершенно не соответствует предполагаемому внешнему облику знаменитого мушкетёра. (…) Но из всех этих красок в спектакле запоминается только одна – возраст. Даже сцена дуэли в кабачке «Отшельник» не спасает положения. В сетованиях о нелёгкой жизни лейтенанта, в мечтах о благосостоянии и капитанском чине так и проскальзывает философское смирение неудачника. Таким и запоминается д’Артаньян: слегка уставшим от жизни, скорее поистершимся с годами, иногда злым и ироничным, иногда спокойно-медлительным и слишком рассудочным.

.

Мы, наверное, уже привыкли видеть работу актёра на телеэкране в особых условиях микроконтакта, и стоит чуть-чуть не удержаться в атмосфере верного ключа, как совершается переход в иную плоскость игры, идущую вразрез с общим стилем. Так произошло с народным артистом РСФСР В. Зельдиным: в его Мазарини увидели мы не хитрого и осторожного врага, а скорее традиционного злодея, сошедшего с театральных подмостков водевиля и оперетты. (…)

…Пожалуй, приятное исключение составляет глубоко прочувственная актёрами, насыщенная искрой подлинного переживания сцена у герцогини де Шеврез, где с эмоциональной заразительностью заблистал аромат поэзии романов Дюма. Оба партнёра (народные артисты РСФСР Р. Нифонтова и О. Стиженов) в этой мелодраматической сцене сумели найти очень точное логическое развитие и завершение внутренней линии героев. Темпераментно, без сентимента и ложной патетики, с богатой гаммой переходов и психологических приспособлений. «Истина страстей», согретая личным собственным чувством двух актёров (а только такою мыслится нам игра в романтической драме), мгновенно с экрана передалась нам, зрителям, и заразила нас своей художественной правдой.

----------------------------



На сайте, посвящённом творчеству Вениамина Смехова, тоже можно прочесть об этом телеспектакле:

.

http://smehov1.narod.ru/deviation.html



Comments 
14-апр-2013 11:06 am
Ух, здорово! Спасибо за такую находку. А меня еще фамилия автора рецензии насторожила.
14-апр-2013 02:59 pm
Совпадение, наверно.:)
Да, интересный материал, жаль, посмотреть не на что!
14-апр-2013 03:04 pm
Можно, конечно, у наследниц спросить. Но скорее всего, совпадение.
Ох, как жаль! Я скорблю по ЛенТВ, которое угробило столько телеспектаклей!
This page was loaded ноя 19 2017, 10:17 am GMT.