?

Log in

Стрекот кузнечика
~ кино, пайетки и любовь ~
А меня что-то разозлило... 
1-мар-2013 12:07 pm
portrait
Не так давно показывали по Первому лаковый такой сериал про Фурцеву. Розанова в главной роли. Ну, прямо "ангел, ангел небесный".
Читаю вчера, опять же у Вишневской, и как откаты госпоже министерше были, чтобы артисты имели только возможность выезжать зарубеж нормально, и все подобное. Откаты они и сейчас везде есть, куда денешься. Все на глазах. Взбесила вот эта приторность в приглаживании прошлого. Странно, что по Галине Брежневой проехались, а эту пожалели.
Вообще, последнее издание воспоминаний Вишневской значительно дополнили политическими нотками. И про травлю Шостаковича, и Пастернака, и про условия жизни и учебы. Что-то где-то повторяется моментами, и несколько давят эти вкладки. Но хорошо, что написала. Как говорится, написанное пером, не вырубить топором.
Далее - цитата из книги.

"Михайлова сняли — Фурцеву назначили министром культуры. Но она не стала разрабатывать золотую жилу своего предшественника, у нее было свое хобби: она считала, что профессиональное искусство вообще не нужно. Через несколько лет страна покроется сетью самодеятельных театров, в которых в свободное от работы время будут отдавать зрителю свое вдохновение труженики полей, заводов и фабрик, а также, если уцелеют к тому времени, остатки дохлой интеллигенции. На всех театральных собраниях она с упоением рассказывала артистам о столь блестящей перспективе нашего искусства и в первые годы своего правления много сил и фантазии отдавала этой идее. Но, увидев, что артисты — народ живучий и, пожалуй, всей ее жизни не хватит, чтобы выморить их, как тараканов, Фурцева с истинно женской легкостью переключилась на другое хобби: бриллианты, золото, на добычу которых перебросила тех же артистов, ибо дилетанты тут не добытчики. Предпочитала брать валютой, что могу засвидетельствовать сама: в Париже, во время гастролей Большого театра в 1969 году, положила ей в руку 400 долларов — весь мой гонорар за 40 дней гастролей, так как получала, как и все артисты театра, 10 долларов в день. Просто дала ей взятку, чтобы выпускала меня за границу по моим же контрактам (а то ведь бывало и так: контракт мой, а едет по нему другая певица). Я от волнения вся испариной покрылась, но она спокойно, привычно взяла и сказала: «Спасибо…»
Были у нее свои артисты-«старатели», в те годы часто выезжавшие за рубеж и с ее смертью исчезнувшие с мировых подмостков. После окончания гастролей такой старатель — чаще женщина — обходил всех актеров «с шапкой», собирая по 100 долларов «на Катю», — а не дашь, в следующий раз не поедешь. Мне это рассказывали артисты оркестра народных инструментов на гастролях в Англии. Собирала у них дань подруга Фурцевой, певица нашего театра по прозвищу «Катькина мочалка» (та ходила с ней вместе в баню). Она часто ездила именно с этим коллективом. От хозяйки были у нее специальные инструкции, так что она знала, что покупать, набивала барахлом несколько чемоданов и волокла в Москву. Охочая была Катя и до водки, частенько среди бела дня появлялась пьяная на театральных репетициях и просмотрах, особенно в последние годы. И все же было в этой простой русской бабе большое обаяние.
Начала она свою карьеру ткачихой на фабрике и дошла до члена Политбюро — была единственной там женщиной.
Пройдя огонь, воду и медные трубы, была Катя хваткой, цепкой и очень неглупой. Обладала большим даром убеждения и, имея свои профессиональные приемы, хорошо знала, как дурачить людей. Умела выслушать собеседника, обещала, успокаивала, как мать родная, и человек уходил от нее очарованным ее теплотой, мягкостью — благодарил… Правда, вскоре выяснялось, что сделала она все наоборот. Но, даже хорошо зная ее повадки, нельзя было не поддаться ее обаянию. У меня был свой способ разговаривать с ней, когда мне приходилось бывать у нее по делам нашего театра. Если она в присущей ей манере начинала уводить разговор в сторону, заговаривая мне зубы, то я, внимательно на нее глядя, просто ее не слушала. Главное было — не упустить, не забыть собственной мысли и, как только Катя умолкнет, успеть эту мысль протолкнуть. Она мне про Фому — я ей про Ерему. Продержалась она на сем посту долго — как никто до нее: четырнадцать лет.
Время от времени возникали слухи, что ее снимают с работы, называли новых кандидатов. В последней, «дачной» истории, когда она проворовалась: по ее распоряжению сняли ковры во Дворце съездов и ими застелили полы на даче ее дочери, а потом выяснилось, что и вся дача построена даром, т. е. за счет государства, — ведь ее же буквально поймали за руку, но она, как кошка, выброшенная из окна, моментально перевернулась и встала на ноги. Уж Катя-то хорошо знала всю подноготную закулисной жизни правительственной элиты и действовала их же методами, прекрасно ею усвоенными.
Когда она умерла, ходили упорные слухи о самоубийстве. И тот факт, что гражданская панихида по ней была всего только в помещении филиала МХАТа, во многом говорит за эту версию."
Comments 
1-мар-2013 01:01 pm
Актер (артист) как источник воспоминаний - крайне низок в достоверности сообщаемых данных, т.к. у них, изо всех видов деятельности человека, наиболее высока эмоциональная составляющая. Если нет подтверждающих документов (1*), сходных воспоминаний, независимо записанных ранее (2), или сканов дневника, в котором были записаны оценки артиста из того времени (3) - то всем этим байкам грош цена. Точней, их просто надо расценивать как литературно обработанные байки.

1, 2, 3 - степени приоритета достоверности
1-мар-2013 01:25 pm
Ой, а чему тут можно не доверять? Тому, что Фурцева жила, как королева?:) Также, как и все члены Политбюро.
А Вишневская, будучи солисткой Большого театра, продолжала жить в коммуналке, практически на лестнице?)))
Литературно обработанное - да, первая редакция выходила воспоминаний проводилась поэтом Андреем Дементьевым.
Сходных воспоминаний куча. Шварц, Катаев, Андроников (у того вообще после ареста всей детской редакции и допросов жизнь пошла другим ходом), Плисецкая (у той - да, зашкаливало с эмоциями). Но писатели-то наши были людьми вдумчивыми и корректными. Только их корректность всей правды жизни не скрывала.
1-мар-2013 01:29 pm
Я в данном случае всегда отбрасываю всю эмоциональную составляющую. К сожалению, вижу по реакции, что вы у эмоций в большом плену :-)

Кроме того, есть такая дисциплина, как источниковедение. Там достоверность мемуаристики, как жанра (одного из источников), разбирается очень подробно. Именно поэтому жанр "артист об артисте" и "артист об историческом деятеле" - на 85% литературно обработанные и эмоционально сдобренные байки. Хотя и они имеют право на жизнь, но не стоит заблуждаться в их достоверности.
1-мар-2013 01:46 pm
Моя эмоциональная составляющая- это тоже детство из очередей и невозможности родителей поехать в нормальный отпуск. Я все это прекрасно помню. И что бананы были дефицитом. Да, эмоции, память, реакция родных. Было плохо, когда СССР развалился, но я не воспринимаю то время, как исключительно радостное. Только то, что это было мое детство и были живы мои любимые и дорогие люди.
Также, как и сейчас - везде есть свои проблемы и недостатки.
Архивы архивами, но и документы можно подменить при надобности.
1-мар-2013 01:59 pm
Ну ладно. Тогда не буду сильно грузить источниковедением и его закономерностями. В конце концов, у каждого переход от эмоций к осмыслению и сопоставлению происходит в своё время.
У меня, к слову, этот переход произошёл в 1998-99 гг., в самое тяжёлое время, когда я был безработным. Тогда я заново перечитал Солженицына, Герцена и ещё многих... но уже с карандашом. Про этот процесс можете почитать здесь:
http://periskop.livejournal.com/672020.html
К сожалению, я не сохранил "карандашные" тома при переезде с Д.Востока. Ну да ладно.

Да, эмоции, память, реакция родных. Было плохо, когда СССР развалился, но я не воспринимаю то время, как исключительно радостное.
Совершенно и полностью понимаю, почему. Последний "нормальный" советский год - 1987, вам 7. Осознать ещё ничего нельзя, базы для сравнения нет. 1993, слом всего остатка и крушение ориентиров - вам 13, подростковый перелом. Вы принадлежите к поколению 1978-1983, а ему в психологическом плане более всего не повезло. Да и вообще, время Третьей Смуты, лучше было бы при нём не жить. Но нас никто не спрашивал.
1-мар-2013 02:31 pm
Эх, ну как-то так, наверное.
Я тоже читаю с карандашом.:)
Осмысление - да, с возрастом. В юности я захлебывалась от восторга, читая Пикуля, к примеру. Кстати, по данным отец его проверял, сказал, что факты тот передает верно. Но когда я читала позже некоторые вещи, то заметила агрессивный тон передачи. В той же "Нечистой силе". Понятно, что документы передают сухие факты, а авторы, будь они писателями или пишут собственные воспоминания, всегда излагают субъективно, со своей горы.
Я читаю и буду читать по мере сил - просто мне кажется естественным доверять тем людям, которые тебе нравятся. А та же Вишневская мне нравится своей целеустремленностью, Шварц - чуткостью. Катаев более сложен, не выделила у него доминанты пока. Во многих вещах он кажется наблюдателем. Но это тоже ценно - видеть, как меняются любимые города, люди, под влиянием времени.
А Гиляровский? Уж сколько он всего повидал, воевал, по костям Неглинки бродил и трущобам. Но у него никогда не было в рассказах какой-то классовой ненависти, хотя он жил на переломе эпох.
2-мар-2013 11:44 am
Осмысление - да, с возрастом. В юности я захлебывалась от восторга, читая Пикуля, к примеру. Кстати, по данным отец его проверял, сказал, что факты тот передает верно.
Далеко не везде. Если он ещё как-то более-менее достоверно пишет про Север, то по мере удаления вглубь по времени его достоверность снижается. Апофеоз творческих фантазий - "У последней черты" (про Распутина). То есть, Пикулю доверять, увы, нельзя.

Я читаю и буду читать по мере сил - просто мне кажется естественным доверять тем людям, которые тебе нравятся
Вот в этом-то, Ира, у вас главный прокол. Этот подход ведёт к тому, что вы начинаете воспринимать картину мира не в её реальной действительности, а глазами нравящихся вам "героев". Таким образом, происходит её искажение. Оно вам нравится, искажение в какую-то сторону, но таким образом вы живете в мире творческой фантазии своих кумиров.

К тому же, рассматривать мемуары людей творческой направленности (особенно актёров) как достоверный источник, повторюсь, серьёзная ошибка. Вы, фактически, читаете, не повествование об эпохи, а проекцию их личных эмоций на неё. Не более того. Это всё усугубляется эмоционально сильными оборотами, которые могут генерирвать творческие люди. Классика жанра: мемуары Равиковича, в которых он живописует Комсомольск-на-Амуре как воплощённый ад на Земле. Куда его отправили после окончания училища. При том, что я дальневосточник, всё это проездил и знаю, как оно и где. Другой вопиющий пример: Чуковский про Ахматову, в дневниковых записях, пишет, что в Москве в октябре 1940 (!!!) была воздушная тревога и светомаскировка.

И таких примеров - сотни. Причем концентрация фантазий у людей творческого направления намного выше, чем у конструкторов или там инженеров. Поэтому, я более чем уверен, что такие фантазии про Фурцеву - плод больного воображения. Собирать взятками мелкое бабло у болтливейших актеров (!!!), при том, что она находилась под жесткочайшим прессов конкурентов из Политбюро и если бы такое было, вылетела бы как пробка от первого же сигнала своим политическим конкурентам. Ну как можно представлять её такой набитой дурой? Логически подумайте, просто? При этом сама Фурцева мне пофиг, я не её фанат, и заведомо знаю, что она жила много лучше среднего человека. Но это - из той же оперы, что и перестроечные россказни про Жданова, жрущего ананасы в блокаду.

Edited at 2013-03-02 11:47 (UTC)
This page was loaded июл 24 2017, 6:39 pm GMT.